Sign up
to our mailing list

So we can be friends and keep in touch.

* indicates required

Школы: заплатить или надеяться на государство?

Австралийцы как нация предпочитают имидж поборников эгалитаризма: равноправия и доступности благ для всех социальных групп, – но в вопросах школьного образования расслоение общества с каждым годом становится более очевидным, убеждены эксперты.

«Различия в полученном образовании не должны являться результатом различий по имущественному статусу, доходу, наличию власти или богатства».

Дэвид Гонски, австралийский бизнесмен и общественный деятель, автор исследования по проблемам школьного образования «Gonski report».

Рыночная экономика в сфере образования (государственная концепция ряда западных демократий под брендом «School choice») предполагает, что конкуренция между образовательными учреждениями влечет повышение качества образования и, следовательно, дает выпускнику большие шансы в будущем. Наиболее яркими сторонниками такой политики считаются США и Великобритания (в негосударственном секторе там обучаются 10 % и 7 % школьников, соответственно). При этом правительство Великобритании имеет давно сложившуюся традицию материальной поддержки религиозных школ, а в США наложен конституционный запрет на государственное финансирование таких заведений.

«School choice» по-австралийски значительно отличается от других стран: здесь частный сектор получает интенсивную государственную поддержку – иногда до 70 % бюджета отдельно взятой частной школы, а число негосударственных школьных учреждений стремительно растет. В 2012 году в негосударственных школах обучались более 35 % австралийских учеников.

Алла Кокорева, VIC: «По моему мнению, дискуссия «государственная или частная школа» – крайне политизирована и ведет к раздорам в обществе. Люди с деньгами будут платить за частное образование; те, у кого недостаточно средств, будут защищать достоинства государственных школ и репетиторов. Каждый хочет думать, что дает своему ребенку лучшее из возможного. Мнения зависят и от принадлежности к той или иной этнической группе, тому есть почти анекдотичные доказательства: в азиатской семье родители устроятся на три работы, чтобы оплатить самое лучшее образование для ребенка, в греческой и итальянской – лучше купят ребенку недвижимость, чем потратятся на образование».

 

 

Елена, QLD: «Только приехав в Австралии, мы не знали, что в такой демократичной, заботящейся о социальном обеспечении населения стране, может существовать проблема плохих и хороших школ, как в России. Оказалось, что проблема не просто существует, она гораздо глубже, и связана не столько с качеством образования (как в России), сколько со стоимостью обучения в школе. При этом в обществе, где людей не удивишь размером дома или последней моделью машины, именно то, в какую школу ходит ребенок, определяет статус родителей и круг общения; по моим наблюдениям, многие русские с энтузиазмом подхватили этот тренд».

По данным Австралийского бюро статистики, в 2012 году общее число студентов австралийских школ составило 3,5 миллиона, при этом 2,3 миллиона посещали государственные школы, 700 тысяч – религиозные католические, 500 тысяч – так называемые независимые. Самый высокий процент студентов в государственных школах был отмечен в Северной Территории – 73,6, самый низкий – в Австралийской столичной территории – 57,3.

 

 

71 % австралийских школ – государственные (6 705), 18 % – католические (1 710) и 11 % – независимые (1 020). Наибольшее число независимых школ (84 %) имеют религиозную направленность. Остальные независимые школы специализируются на предоставлении обучения по специальным методикам, например, методики Монтессори или Штейнера, либо обслуживают интересы той или иной социальной группы или общины (международные, для детей аборигенов и пр.).

Анастасия Астридж, QLD: «Мы много выбирали и смотрели самые дорогие частные школы, но решили отдать в сильную государственную, так как с частными школами мы не сошлись во многом. Меня не смогли убедить в том, что их религиозность не помешает душевной уравновешенности и качеству образования, плюс я противник однополого обучения в младших классах».

Дарья Юлдашева, WA: «Отдать ребенка в частную школу мне посоветовали друзья, которые к тому времени изучили много информации и имели представление о системе образования Австралии. Я посетила ознакомительный тур и была довольна увиденным: школа с большой историей, прекрасный руководящий и преподавательский состав – люди с такой страстью говорили об учебном процессе, о современном мире и о детях, что я сама была готова сесть завтра за парту. Окончательное решение я приняла спустя некоторое время, когда пообщалась с несколькими взрослыми выпускниками этого колледжа. Они рассказали, насколько важной оказалась роль школы в их жизни. Это и получение качественного образования, которое дает возможность поступить в лучшие вузы Австралии и зарубежья, и успешная карьера. Но с особой теплотой все выпускники говорили о дружбе с одноклассниками, которая продолжается вот уже многие десятилетия. Моя дочь обожает школу, и я очень рада, что выбрала именно это место».

 

 

Тема о том, какие школы лучше, – повод нескончаемых дискуссионных баталий родителей. Кто не желает добра своему ребенку? Американский социальный критик и политический активист, режиссер «9/11 по Фаренгейту» Майкл Мур прямо сказал, что его дочь пойдет в частную школу, а не в местную государственную, потому что он «не собирается приносить ее в жертву».

Надежда, WA: «Преподавание предметов в частной школе лучше, но частных школ просто не хватает на всех желающих, это не финансовый вопрос. Мы в листе ожидания в двух школах, и перед нами еще 10 детей на каждое место. Туда не за знания берут, а тех, кто записался сразу после рождения».

С другой стороны, есть мнение, что частные школы «снимают сливки», принимая для учебы самых прилежных учеников, которые имеют высокие шансы достичь успехов в любой школе, при этом без сожаления отделываясь от нерадивых учащихся, чтобы не портить общий школьный «пейзаж». В результате, из учеников вырастают самовлюбленные эгоисты, не ведающие, что такое «настоящая жизнь».

Выпускник австралийской школы: «До 10 класса я учился в обычной государственной школе. Но мои родители вынуждены были в связи с работой поменять место жительства, и меня перевели в частную закрытую школу. Только тогда я понял, как много мне дала государственная школа: меня научили самостоятельно принимать решения, выполнять исследования и домашнюю работу, потому что я знал: никто другой за меня этого не сделает. В частной школе учителя настолько преследуют цель «вложить» в головы учеников как можно больше информации, что им самим заниматься поисками информации уже не надо. В итоге, возможно, они и получают выше оценки, но это заслуга учителей, не учащихся! Большинство моих приятелей из частной школы не справились с учебой в университете, так как не привыкли думать и работать без посторонней помощи».

Анна, QLD: «На опыте своих знакомых, (а теперь появились еще и специальные научные исследования), я убедилась в том, что детям из частных школ в университете намного сложнее. Частные школы, желая привлечь больше учащихся и создать «приличный» имидж, не всегда ставят ребенку ту оценку, что он заслуживает, даже иногда помогают на экзаменах. При этом разницы в объеме преподавания предметов в частных и государственных нет, просто в государственных слабее с дисциплиной, менее развит индивидуальный подход».

 

 

Оплата за обучение в негосударственных школах составляет, в среднем, от 3-х до 30-ти тысяч в год, при этом самые дорогие школы являются одновременно и самыми престижными, куда детей записывают с момента их рождения. Считается, что дети в таких школах не только получают сертификаты, которые откроют двери в элитные высшие учебные заведения, но и к моменту окончания заведут достаточное количество знакомых, чтобы обеспечить себе уверенное будущее.

Алекс, NSW: «Ничего плохого не могу сказать про частное образование. Но, по моему мнению, это потеря денег и времени. Если только ваш ребенок не абсолютный гений или обладает несомненным талантом, который необходимо развивать, и вы готовы вкладывать в это огромные деньги. В таком случае частная школа – именно то, что нужно. Для обычного же ребенка не будет никакой разницы, за исключением, пожалуй, того, что школьная дружба может вылиться в крайне полезные и влиятельные связи во взрослой жизни».

Елена, QLD: «Только в сверхдорогих школах есть возможность завести эксклюзивные знакомства – дети политиков, чиновников, знаменитостей тоже должны где-то учиться. Здесь даже не играет роли денежный фактор (родители рады заплатить любую сумму, финансовые вопросы вообще, как правило, не обсуждаются), и насколько рано ребенка записали в школу: во время беременности матери или за год до поступления в школу. Поступают проще – проводят «конкурс родителей».

Несколько лет назад общественности был представлен «отчет Гонски», составленный по поручению австралийского правительства, – самое полное за последние 30 лет исследование существующей системы школьного образования. Отчет указывает на значительную разницу между знаниями лучших и худших учащихся школ страны, выявляя взаимосвязь между низкими показателями в учебе и ущербностью образовательных ресурсов, в частности, среди школьников из семей с низким доходом. Вызывает тревогу число учеников студентов школ, которые не в состоянии достичь минимально установленных показателей грамотности.

Дженнифер Баккингхэм из Центра независимых исследований: «Внутри каждого сектора существует огромный спектр качества обучения: от отличного по всем показателям до ужасающего. Одна большая разница для учащихся в том, что дети из ужасной негосударственной школы имеют выбор: они в любое время могут покинуть ее и перейти в другую школу, в то время, как дети из ужасной государственной школы очень редко имеют возможность сменить ее на что-то лучшее». (Для государственных австралийских школ существует такое понятие, как «catchment area», сходное со «школой по микрорайону» в России, что препятствует свободному выбору государственной школы, если только ребенок не получит «scholarship» – прим. ред.)

 

Очевидно, что выбор, который подразумевает искусственно поддерживаемая государством концепция «School choice», существует далеко не для всех, при этом не следует забывать, что право на образование принадлежит все-таки ребенку, а выбор предстоит сделать родителям, основываясь на собственном опыте и наличии финансовых средств. Отток учеников из государственных школ влечет последствия для тех школьников, кто там остается, и заставляет ставить вопросы о целесообразности существования таких школ, пока в стране не произойдет коренная реформа системы школьного образования.

Вместо заключения приведем еще одно мнение.

Татьяна Разуваева, (преподаватель начальных классов /преподаватель физического воспитания, директор клуба синхронного плавания «BrisbaneSynchroStars», мать четверых детей): «До переезда в Австралию мы долгое время прожили за границей, поэтому, когда настала пора идти в школу моей старшей дочери, Анастасии, я попросила администрацию о возможности прохождения практики в той же школе, чтобы подтвердить образование, полученное на Украине. Благо, что мой английский к тому времени был на достаточно высоком уровне. Мне дали такой шанс, и в течение одной четверти я изучала систему австралийского школьного образования на собственном опыте. Это была одна из хороших частных школ в Сиднее, однако, я увидела, что индивидуальный подход к детям совершенно отсутствует: когда в классе 25-28 человек, все дети «гребутся под одну гребенку». Моя дочь с ранних лет начала сочинять истории, стишки, у нее явно были способности в изучении английского, и, с учетом ее индивидуальных потребностей, мы решили перейти на домашнее обучение, конечно, имея возможности это предоставить. Анастасия вернулась в частную школу только в 9-м классе, а на обучение в 10-12 классах получила «scholarship», в настоящее время учится в университете, тоже получила «scholarship».В общем, про частные школы могу сказать, что выбор сделать несложно: чем дешевле, тем хуже.

Что касается государственных школ, нельзя утверждать, что они плохие, но часто переполнены, не хватает ресурсов. Даже если в классе только два ученика с проблемами поведения, у учителя не хватает времени на всех остальных детей, которые хотят учиться, – надо успокоить тех двоих. Из моего личного опыта (моя вторая дочь, Мария, и старший сын Ной посещают государственную школу): чем ближе к центру, тем школа лучше.
А мой самый младший сын, Иван, пошел с первого класса в частную школу; он очень подвижный, активный, и в домашних условиях его энергию девать было абсолютно некуда, а, может, я уже просто устала от домашнего обучения.
Учет индивидуальных особенностей ребенка и информированность: от знакомства с окрестными школами до политики правительства в сфере образования в текущий момент – секрет успешного выбора школы».