4   14
0   17
4   28
5   14
2   20
2   20
2   11

Эрмитаж. Бесценная коллекция императорского музеума

Многое пережил на своем веку Эрмитаж: трехдневный пожар, нашествие грызунов, войны и революции, однако бесценное наследие его осталось нетронутым, словно какая-то неведомая сила оберегает музей. Даже, казалось бы, обреченная на смерть «Даная» сумела воскреснуть после того, как вандал облил ее серной кислотой.


Со времен Петра Первого Зимний дворец на протяжении 150 лет являлся парадной резиденцией российских императоров .

В 1712 году Петр перенес столицу Российской Империи из Москвы в Санкт-Петербург, и вскоре туда перебрались все чиновники, органы государственной власти, а также сам царь.

Несколько позже, в 1754 году, императрица Елизавета Петровна утвердила проект новой резиденции, предложенный знаменитым архитектором Франческо Бартоломео Растрелли. Зимний дворец стал красивейшем представителем стиля барокко: он наряден и величав, все фасады его украшены двухъярусной колоннадой. Великолепие дворцу придают многочисленные статуи и вазы на крыше, а также лепные украшения и позолота.

 

 

Долгое время дворец оставался не только самым красивым, но и самым высоким зданием Петербурга – 11 саженей (около 23-х с половиной метров).

Строительство дворца велось долгих 8 лет и было закончено только в 1762 году, уже при другой императрице – Екатерине II, которая и считается родоначальницей нынешнего государственного музея «Эрмитаж».

 

 

После поражения Пруссии в Семилетней войне в 1764 г. берлинский купец И. Э. Гоцковский предложил Екатерине приобрести более двухсот картин, собранных им для прусского короля Фридриха II, в счет его долга перед Россией. В послевоенное время победительница-Россия сама находилась не в лучшем положении, но императрица приняла полотна. Картины разместили в отдаленных покоях Зимнего дворца, где, по словам самой Екатерины, кроме нее, этими шедеврами любовались только мыши.

Кстати, о мышах. Для их отлова еще при Елизавете во дворец отписали несколько десятков кошек породы русская голубая. Именно эти кошки считаются лучшими мышеловами. И по сей день, вот уже более 250 лет, кошки живут в подвалах Эрмитажа. Сотрудники музея ласково называют их Эрмиками. Эрмиков кормят, следят за их здоровьем, и даже устраивают в их честь выставки и конкурсы детских рисунков. А каждой весной 21 апреля с размахом отмечают в музее день Эрмитажного Кота, когда посетителей пускают в места, доступные в обычные дни только пушистым обитателям: на чердак и в подвалы.

 

 

Рядом с Зимним дворцом на берегу Невы Екатерина II велела возвести павильон для уединенного отдыха с гостиными и оранжереей. Под руководством архитектора Жана-Батиста Валлен-Деламота было отстроено два здания – Северное и Южное, которые были соединены на уровне второго этажа Висячим садом. Этот архитектурный ансамбль назвали Малым Эрмитажем. Здесь Екатерина отдыхала и устраивала увеселительные вечера. Кстати, с французского «эрмитаж» так и переводится – уединенное место. Полученные от Гоцковского картины разместили именно в залах Малого Эрмитажа. Сейчас в его галереях расположены экспозиции живописи и прикладного искусства Западной Европы, а также знаменитые часы Павлин – единственный в мире сохранившийся в первозданном виде и работающий автомат тех времен.

 

 

Князь Потемкин, фаворит Екатерины, намеревался подарить этот автомат императрице. Он купил его у английского мастера Джеймса Кокса. По дороге из Англии павлин довольно серьезно пострадал, хоть и ехал в свой новый дом в разобранном виде. Потемкин отдал детали механизма знаменитому Ивану Петровичу Кулибину, который и возродил павлина . Но Потемкин, к сожалению, не дожил до этого дня.

 

 

Часы «Павлин» представляют собой целую композицию: в центре, на постаменте, обрамленном ветвями, восседает павлин, выполненный в натуральную величину. По сторонам от него расположены сова и петух. А если хорошо присмотреться, то можно разглядеть и других обитателей этой диковины: насекомых, животных, растения. Когда механизм приходит в движение, первой просыпается сова. Она вращает головой и двигает лапкой. Переливаются звоном колокольчики. Затем приходит черед павлина, который чуть нагибает голову и распускает свой красивый хвост. Следом, тряхнув головой, кукарекает петух. Все персонажи автомата подобраны не случайно, а тщательно продуманы создателем. Сова – символ ночи, поэтому именно с нее начинается представление. Павлин – это солнце, а Петух возвещает своим пением его восход.

Часы «Павлин» до сих пор находятся в исправном состоянии. Их заводят несколько раз в месяц, чтобы механизм не застаивался.

Таким образом  императорская коллекция возрастала, Екатерина приобретала все новые и новые произведения искусства. Так что для размещения коллекции, а также библиотеки архитектором Ю. М. Фельтеном был возведен Большой Эрмитаж. Сейчас в нем представлена экспозиция искусства Италии эпохи Возрождения.

 

 

Позже под руководством Кваренги был выстроен Эрмитажный театр, зрительный зал которого сооружен в виде амфитеатра в 6 рядов скамей. В театре устраивались спектакли, приемы и маскарады. Здесь до сих пор дают представления, а в фойе проходят различные выставки.

В 1837 году в Зимнем дворце произошел страшный пожар, который длился три дня. Император Николай I, который в то время был на престоле , поняв, что пламя уже не остановить, приказал выносить из дворца все, что только возможно. Многие экспонаты удалось спасти, но внутренняя отделка дворца была почти полностью уничтожена. Благодаря архитектору В. П. Стасову залы дворца были восстановлены, а некоторые практически в прежнем виде. Стасов решил полностью отказаться от деревянных перекрытий и внедрить систему воздушного отопления (по скрытым в стенах трубах из подвальных помещений, в которых были установлены специальные печи, подавался теплый воздух).

Николай I усердно пополнял коллекцию произведений искусства, и в 1842-1851 гг. по его указу было выстроено здание Нового Эрмитажа – первое здание в России, специально созданное для размещения императорской коллекции.

 

 

А 5 февраля 1852 году Николай I торжественно открыл Императорский музеум «Эрмитаж».

В начале ХХ века, как раз во время царствования последнего императора России Николая II, грянула первая мировая война. Зимний дворец, великолепная императорская резиденция, был отдан под госпиталь, где лечили тяжелораненых. Госпиталь назвали в честь цесаревича Алексея, а две дочери императора работали там сестрами милосердия.

 

 

Когда в 1917 году Николай II отрекся от престола, власть перешла к большевикам. В Зимнем дворце был устроен музей революции. Однако в 1922 году Зимний дворец был передан Государственному Эрмитажу, и в нем разместили, наконец, художественные коллекции.

 

 

Многое пережили на своем долгом веку музей и его экспонаты: пожары, революции, войны, но драгоценное наследие все же было сохранено.

Казалось, и в мирном 1985 году ничто не предвещало беды, как вдруг 15 июня вандал выплеснул на картину Рембрандта «Даная» серную кислоту и дважды ударил полотно ножом. Кислота быстро разъела краску. Только к вечеру с помощью воды реакцию удалось остановить. Но картина была сильно повреждена, причем больше всего пострадала женская фигура. Казалось, Даная ушла навсегда. Картину предлагали не трогать, убрать под стекло и выставлять в таком виде. Но сверху пришел приказ: «Срочно восстановить!» Срочно не получилось. Долгих 12 лет самые лучшие мастера трудились над полотном и добились-таки успеха. В 1997 году Даная вернулась на прежнее место, но уже под бронированным стеклом. Вандала признали невменяемым. Говорят, его потом спросили: «Зачем вы это сделали?». А он ответил: «Я поинтересовался у смотрительницы, сколько стоит эта картина, а та сказала, что «Даная» бесценна!»

 

 

В музеях Эрмитажа представлены более трех миллионов таких бесценных произведений искусства и памятников мировой культуры: живопись, графика, скульптура, памятники нумизматики, археологические находки, оружие и многое другое.

День своего основания музей празднует ежегодно 7 декабря, в день святой Екатерины, с которой и началась история Эрмитажа .

The priceless collection of the Imperial Museum is historical, breathtaking and extremely resilient throughout time.
Translator: Galina Lazareva

The Hermitage has seen many calamities over its long history: a devastating three-day fire, a rodent invasion, wars and revolutions. However, its priceless heritage remained intact, as if some supernatural force had the place under its protective wing.  Even the seemingly doomed Danae painting by Rembrandt sprang back to life after having been splashed with sulphuric acid by a vandal madman.

The Winter Palace, which we now know as the Hermitage, has been used as the grand residence by Russian Emperors since Peter the Great’s times. In 1712, Peter moved the capital of the Russian Empire from Moscow to St Petersburg, and soon all the officials, government agencies and even the Tsar embarked on the same journey.

Later, in 1754, the Empress Elizabeth approved the design of the new residence proposed by the famous architect Francesco Bartolommeo Rastrelli. The resulting Winter Palace was an outstanding example of baroque architecture, ornate and majestic, with a two-tiered colonnade decorating its stately facades. It had numerous statues and vases on the roof, as well as elaborate stuccowork and gilded surfaces, adding to the building’s opulent magnificence.

 

 

 

For a long time the Palace remained not just the most beautiful, but also the tallest building in St Petersburg at 11 Russian fathoms (about 23.5 meters) high. The construction of the palace took eight long years and was finished only in 1762, when a new Empress – Catherine II – was in power.  It was she who went down in history as the founder of the Hermitage.

 

 

When Prussia was defeated in the Seven Years’ War in 1964, a Berlin merchant Johann Gotzkowsky offered Catherine to purchase over 200 paintings that he had collected for the Prussian king Friedrich II against the latter’s debt to Russia. The coffers of the victorious Russia were also considerably depleted by the war, but the empress accepted the offer. The paintings were placed in the far recesses of the Winter Palace where, to quote Catherine, she could only share the pleasure of beholding them with the palace mice.

Speaking of the mice, there is another story attached to the Winter Palace. On Empress Elizabeth’s orders, several dozens of Russian Blue cats were released throughout the building, in order to combat the spreading rodents, as this breed was believed to be the best mice-hunters. The cats stayed and did a splendid job, so to this day, over 250 years later, there are still cats (the Hermies, in the museum staff’s parlance) officially roaming the basements of the Hermitage. They are well fed and taken care of and there are even exhibitions and children’s drawings competitions held on the premises in their honour.  On the 21st of April each year the museum proudly and lavishly celebrates the Day of the Hermitage Cat, when visitors are allowed to view the attics and the basements, where on ordinary days only the cats keep vigil.

 

 

Next to the Winter Palace, on the Neva River embankment, Catherine II ordered the construction of a pavilion for private retreats, with sitting rooms and a hothouse. The French architect Jean-Baptiste Vallin de la Mothe supervised the construction of the Northern and the Southern buildings that were joined at the second floor level by a covered walkway with a terraced garden. This architectural ensemble received the name of the Minor Hermitage, where Catherine could retreat from the hustle and bustle of the palace and where she entertained in the evenings. Hence the museum’s name – The Hermitage.

 

 

Paintings received from Gotzkowsky were hanged in the rooms of the Minor Hermitage. Currently these rooms house collections of Western European Arts and Crafts, as well as the famous Peacock clock – the only surviving 18th-century automaton in the world to have come down to us unaltered and in functioning condition. 

Catherine’s favourite Prince Potemkin bought the clock from the celebrated British craftsman James Cox with a view of presenting it to the Empress. The bird suffered considerable injuries on the way, even though it was taken apart when packed for the long journey to its new home. Potemkin entrusted the famous Russian artisan Ivan Kulibin with a task of bringing the fragile mechanism back to life and the peacock breathed again – but alas, Potemkin did not live to see it.

 

 

The Peacock clock is a complex combination of elements. In the centre of the composition there is a life-sized peacock perched on a base designed as a tree with golden bows. A cockerel and an owl sit to each side of the peacock. An attentive observer will not fail to notice, however, that there’s more to this amazing timepiece. Insects, small animals and plants can be spotted in the golden foliage. The owl is the first creature to come to life when the clock begins its show. It turns its head and moves its foot. The tiny bells begin to chime. Then the peacock gracefully turns its neck and displays its breathtaking tail. The show concludes with the crowing of a rooster below. The characters of the automation were not chosen at random; there is logic to everything in this amazing work of art.  The owl represents the night and that is why it starts the cycle. The peacock represents the sun and the cockerel hails its rise with his crowing.

The Peacock timepiece is in perfect working order and is wound up several times a month to keep the mechanism going. The imperial collection grew as Catherine acquired new works of art. Soon she needed a larger building to house both the paintings and the library and she commissioned architect Yury Felten to build the Greater Hermitage, which currently houses the collection of Italian Renaissance art.

 

 

Later Quarenghi added the Hermitage Theatre to the ensemble, with an amphitheatre-shaped auditorium of six rows of seats.  Performances, masquerades and receptions were held here. It is still used as a theatre, while the lobby hosts various exhibitions.

In 1837, disaster struck. The Winter Palace fell victim to a terrible fire that went on for three days. The then Emperor Nicolas I, having realised that the flame could not be stopped, ordered everything to be taken out of the palace. Many masterpieces were saved, but the interiors of the palace were almost totally destroyed. Thanks to the efforts of a Russian architect Stasov they were rebuilt and restored to their original splendour. However, Stasov wisely decided to drop wooden ceilings and to install a hot air circulation system through pipes that were hidden inside the walls, which supplied hot air from the special furnaces in the basements.

Nicolas I proved a dedicated collector of arts and ordered for a New Hermitage to be built between 1824 and 1851. It became the first building in Russia constructed with the sole purpose of housing the Imperial Collection.

 

 

On 5 February 1852, Nicolas I presided over the opening of the Imperial Hermitage Museum.

The First World War hit Russia at the beginning of the XX century, during the reign of the last emperor of Russia – Nicolas II. The Winter Palace, the magnificent imperial residence, was put to use as a hospital for seriously wounded soldiers. The hospital was named after the Czar’s son, Alexey, while his two daughters worked there as nurses.

 

 

When Nicolas resigned in 1917, the Bolsheviks took over and the Winter Palace was converted into the Museum of the Revolution.  However, in 1922 the State Hermitage Museum was formed, the Winter Palace was handed over to it and it finally could welcome the art collections within its walls again.

 

 

Over the many years of their history, both the museum and its exhibits had to suffer various misfortunes, among them fires, revolutions and wars – but the priceless heritage was preserved.

After years of peace, in 1985, another disaster struck. On 15 June a vandal madman splashed Rembrandt’s painting “Danae” with sulphuric acid and slashed the painting twice with a knife. The acid quickly ate into the paint and only at the end of the day could the reaction be stopped.  It seemed that the painting was damaged beyond repair, especially the central female figure, and that Danae has left us forever. Some suggested that it should be covered with glass and exhibited as it was. But the authorities ordered the painting to be restored immediately.  “Immediately” took twelve long years, as the top specialists toiled over the work of art and finally succeeded in their efforts: in 1997 Danae was restored to its former place, but this time under the protection of bulletproof glass. The perpetrator was deemed insane. When questioned about his motives, he simply said: “I asked the museum warden how much this painting was worth and she said: Danae is priceless!”

 

 

The Hermitage Museum Complex houses more than three million priceless works of art and masterpieces of world culture. There one can find paintings, drawings, sculptures, coins, archaeological finds, weaponry and other unique exhibits.

The museum celebrates its birthday annually on 7 December, the day of St Catherine, the patron saint of the empress who laid foundation to the history of the Hermitage. Go visit the Hermitage yourself to witness its true glory.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *