1   5
0   7
0   12
0   12
1   9
1   12
0   8

Albert Goikhman: The man who struck the perfect balance in life

Albert is a husband, father, nurse, actor and an inspiration. He somehow manages to do it all. Albert met with us on a cloudy Saturday afternoon to chat about how he found his sweet spot, after a long journey to happiness.

Fun Facts

Place of Birth: Moscow, Russia

Favourite place in the world: St Petersburg

Favourite movie: Heat (1995) starring Robert De Niro & Al Pacino

Favourite Quote: “One of the things about acting is it allows you to live other people’s lives without to having to pay the price” – Robert De Niro

Currently reading: The Art of Acting by Stella Adler, arguably the most important teacher of acting in American history.

Bad Habit: I get very attached to certain belongings and don’t like replacing things often.

Words to live by: Life is like a river. When it’s flowing fast and steady, everything is good. But sometimes there are mountains that stand in the way. A river will always find a way around. Life presents us with challenges and obstacles but regardless, a way out always prevails. All you have to do is think hard and figure the way out.

I can’t live without: My wife Victoria and kids Mia (13) and Maxim (7)

My inspiration: My job as an oncology nurse. I take care of people with different types and stages of cancer. I see people suffering, and every time I leave the hospital and get into my car, I look around and I don’t understand what people are doing with their lives. They’re fighting for car parks, fighting with their families over money, they’re fighting over nothing. My job inspires me because it reminds me to just keep going, to keep enjoying my life. It makes me appreciate every single moment I have

Dream job: To act alongside Robert De Niro in a film. He is my biggest idol. I get inspired by the way he works and gets into his character. I wish I could do it. He’ll get the script and lock himself up in the basement, dressed in costume, people will bring him food, and he’ll spend weeks getting into the role. It’s amazing what he does.

To become an actor, do you believe you have to be born with certain qualities, or can learn them as you go along?

People might disagree, but no, I don’t believe you have to be born with certain qualities. Yes there are some natural born actors, that don’t need as much training, just like directors. Steven Spielberg never went to school, never had any training. He was born to be a director. But I believe everyone can act. It’s all about the direction.

How do you make yourself cry on the spot?

To cry, most actors think about someone close to them who has passed away or something terrible they’ve seen in the past. I find this to be wrong, because they’re going backwards to a bad place in their memory. I try to think about something that would make me sad in the future. For example, if my mom passed away. That is why when I go to that point, I can bounce back, because it hasn’t happened yet. You can’t fake cry. It doesn’t look right. You want to make sure that when you cry, it’s so believable, that you make people around you cry. What works for me is determining the point I need to be at to cry, and as soon as I’m finished, finding a way back. At the end of the day, you need to go home and smile. When you have kids, you can’t let what is on your mind get to you.

 

 

That sounds like a very emotional process. How do you do it?

I believe it’s important to have a balance in life. A few well known Hollywood actors couldn’t get out of their characters weeks and weeks after they finished filming, which means they couldn’t find their escape point. I have found that there is always an escape point, and if you find it, you can go and cry and kill and laugh and then as soon as director calls “cut”, that character disappears and you can be yourself again.

Tell us about your past. Where did you grow up?

I was born in Moscow and grew up with my grandparents in the Ural Mountains until I was six years old. Then we moved to my dad’s place in Moldova where I lived until I finished school at age of 16. Then I return back to the city of Perm to study medicine. I knew from the beginning that I wanted to be a doctor. Then my parents told me they were moving to Israel and asked if I wanted to come with them. I knew I would have more opportunities there, so we left Russia in February 1992. We arrived in Israel, and I realised that continuing my education there wouldn’t be feasible. They would only accept me as a 2nd year student, and I had already finished four years. I didn’t want to waste that much time, so I decided to just work. I ended up working as a translator in a Russian circus.

Tell us more about how you joined the circus.

It’s funny because I know a few people who fled the circus to escape the Soviet Union back then. And I ended up joining one. The Russian circus came to perform in Israel and I asked them if they had any jobs available. They said yes. I could help clean up and set up in between shows. In two days, I accompanied the director to the bank. And from that day on, I worked every possible position – translator, cleaner, clown. For six months, I was part of a traveling circus. I slept in cars, next to horses, with all the artists. One time, a tiger ran away and we had to go catch him. It was a lot of fun.

And then you went from the circus to the army?

Yes, I was drafted into the army. I served two years in the Golani Brigade in Israel and was discharged in the rank of sergeant. It was tough, but I learn a lot about survival. There were heaps of Russians in Golani at that time. We were not welcomed by locals at the beginning and needed to prove to everyone that we deserved to protect the country the same way as the others. Over time, we showed them that they could count on us and even taught the other Jewish guys Russian language. I’m still in contact with all my army friends.

 

 

How did you meet your wife?

I met my wife at a local swimming pool on a hot summer night in Tel Aviv. She came with the mutual friend of ours to have a swim. From that moment I knew I was going to marry this woman. Within a month, I bought a ring. I just knew it was the right thing to do. When I bought the ring, I showed every single girl in my department asking if they thought it was good enough. (laughs). I had no money. It wasn’t even a diamond ring. But I knew what she liked. After three months I proposed. Like a good Jewish boy, I went to her parents first and asked their permission. The whole thing was old fashioned. I took her away for a weekend and proposed with the ring in champagne.

So how did you end up in Australia?

My career was growing. I started clinical trials and was working in cancer care at the biggest Medical Centre in Tel-Aviv. Once my wife finished University, she wanted to do psychiatry, and specialise in eating disorders. We both wanted to go and work overseas as nurses. Israel was such an expensive place to live. So we decided to go somewhere, make some money, and then come back and buy a house. It was 2001. I didn’t want to go to America and get involved in all the politics. We originally wanted to go to Canada, but the language barrier (French) would have been too complicated. My mother-in-law recommended Australia. We applied, and I was given a four-month student visa. I knew straight away that Melbourne would have the most opportunity for nursing. I finished a few months of training, and then a friend of mine said she heard of a job opening and asked if I wanted to go in for the interview. I’ve never had an interview in my life. I was offered the job on the spot. After six months, we both applied for permanent residency as skilled migrants. By the time we had applied, we were both nurses with well paying jobs, so it worked out quite fast.

What was your first impression of Australia?

My first impression of Australia was the smiles on people’s faces. When we arrived at Australian customs to give them our passports, my daughter Mia couldn’t stop vomiting. And I remember the customs officers face, compared to Israel or other countries. She smiled, she left her desk, she helped us and said she’ll do her best not to keep us much longer. Maybe now I recognise differences in certain people, but overall Australians are warm and nice. They try to help you every single time. And if they can’t, they try to find someone else to help you. It’s a good culture.

Tell us about how you finally settled down in Melbourne.

The settling process was not all smooth sailing, after a few bumps along the way, we flew to New Zealand to change our visa. When we got back, we saw seven to eight houses the first Saturday, and the next weekend, another six. My wife said she was tired of looking at houses, so I went and saw one more by myself. I put in an offer on the spot. I remember coming back home and my wife asked me: did you look at this, did you check that? And I said no. I said, trust me, I just have a feeling that this is our house. The following day, she went to have a look and came back. This time it was my turn to ask if she looked at this, or checked that. And she said no. She had a feeling it was the right house too. So we bought it straight away, which might have been the smartest thing we’ve ever done.

 

Photo credit: imagesbyraphael.com

 

What was the most challenging part about moving to Australia?

It was my second immigration, so it was hard once again leaving everything behind and starting over. But my wife and I had one plus. We weren’t tied down by anything. At that point all that mattered to me was my wife and my two-year-old daughter Mia. The biggest challenge was the fear of finding good friends and people that we could trust. The fear of not finding those connections. But eventually, we had friends move here from Israel and we all connected quite well. Through them, we met a lot of other people and became a huge bunch of Russian friends. So I consider us lucky, compared to other people, perhaps.

How did you get into acting?

I’ve always been into acting, even in Russia, since kindergarten. I’ve never had any formal training. It was a natural thing. I just loved to perform. I loved being on stage. When I was young, I wanted to become a professional goalkeeper. Every little boys dream. I played soccer for 30 years, up until my second year in Australia. I continued trying to play indoor soccer, until I injured myself, and my wife had had enough. She told me to find something else that I loved, so I thought I’d get back into acting. In Melbourne, I joined Slava Miller’s theatre group. He is a poet and producer who started one of the first Russian theatres here in Melbourne. He’s also an immigrant from Israel, so everything that he wrote, I could relate to. And it was great because there I met Elena Mihailova who is currently my teacher and director at the Russian Melbourne Theatre Company where I’ve spent the last 3.5 years of my theatre acting. Another great acting teacher in Melbourne I would like to mention was Dmitri Pronin at Chekov Drama studio where I spend couple of year learning and studying the craft of acting.

How did you land your first role?

Out of nowhere, a young director called Ariel Kleiman came into our studio and told us he was making a movie. He was finishing film school at VCA and decided to make a movie in the Russian language that would be set inside a submarine. But it wasn’t to shed Russians in a bad light. He just wanted to show raw emotions. Can you imagine being locked in a small dark room for three months? He said that only Russians would be able to show such intense emotions. There was a very large casting call. Out of 30 candidates, eventually I got the leading role. I started filming in three months. It was awesome. That was my first film “Deeper than Yesterday” (20 minutes long). It won more than 25 international awards including 2 awards in Cannes in 2010 and was even short listed for Academy Awards in 2014. It was shown in Moscow and St Petersburg a few times, and then it was banned, which was a bit controversial. A lot of people didn’t understand the main point of the movie – people being pushed to their breaking point. They just assumed it was about Russians being angry or aggressive.

 

 

 

Did this movie change a lot for you?

Everyone said that this award winning film would be my big break and that after this I would have an agent. But I’ve never really considered acting as my main job. I simply enjoy doing it. It’s my passion. I would never quit my nursing job. That comes first, and acting comes second. I’ve recently got an agent – Visions MCP in Melbourne. But I know enough filmmakers in Melbourne to keep myself busy all the time instead of waiting for casting calls and auditions.

 What styles of movies do you like acting in the most?

I really like drama, emotional pieces with no dialogue. I like them more because people typically see me as the typical “bad guy” in movies. One of the main things I’ve noticed is that in Hollywood, they often use non-Russians for Russian roles. Their accents end up sounding terrible. Here in Melbourne, I think they try to keep it more authentic.

 

Photo credit: imagesbyraphael.com

 

What’s it like for a Russian trying to break into the Australian film industry?

I’ve played an Italian, I’ve played a Greek; I’ve even portrayed as a Syrian Colonel in one film. But yes, mostly I have had roles that involve my Russian accent. An English acting coach specifically told me not to change my accent, because it was “my thing”. It’s how I’m different from all others. In featured films and TV series, I am always going to be the bad guy. That is why I participate in student films. Where I am given opportunities to play different types of roles – comedy, drama, romance. And those students become filmmakers after they finish. So within a few years, I have a lot of new contacts in the industry. For me it’s never about the money. It’s about enjoying what I’m doing. Since I’ve started my acting in Melbourne I’ve met so many wonderful people, and some of them became good friends as well.

What is the difference between being a theatre, movie or TV series actor?

Some theatre actors that go into films end up being over the top. They over act. But don’t forget, that in theatre, as soon as you get up on stage, there are no cuts. In films there is always another take, until you’ve got it. I prefer theatre. If I could do only theatre, I would. The problem is there’s not enough time. I really love my nursing job. I’ve always told myself, if I won the lottery, I wouldn’t quit my job. I would donate to the hospital to make it bigger. I just love helping people.

 So what is next for you?

I am writing a script. I just finished my second draft for a short film. It’s in Russian and I am going to translate it into English. It is about a guy with a shoe fetish. I am currently in pre production for feature films “Twisted” by Leanne Campbell (where I will use an American accent) and “The Lucifer Killing” by Gary O’Toole (where I will play the 80-year-old father of the lead character). Within the next five years, I want to be on set for a big movie production. I want to have a supporting role or a speaking role in a big budget movie. I am constantly reading autobiographies, watching movies, learning, becoming the best version of myself that I can be.

What are you most proud of?

Meeting my wife. I’ve learnt a lot from her. She truly is my best friend. My wife is probably the most important thing in my life. She’s not an easy woman. We fight a lot. But we never go to bed without saying sorry or discussing things. We always smile in the morning, no matter what happened the night before. And we understand each other. That is probably the most important thing.

 

Photo credit: Edwin Tuazon photography

 

What do you believe makes a person truly happy?

Believing in yourself. If you believe in yourself, and do what you truly love, you’ll inspire others. I keep busy all the time. People look at me, and try to do the same. That’s what makes me happy. Negativity flares like fire. Happiness on the other hand, takes a little work.

 

Муж и отец, медработник, актер, а также – источник вдохновения для многих. Каким-то образом он умудряется все это совмещать. Альберт встретился с нами в пасмурный субботний день, чтобы рассказать о том, как он нашел «золотую середину», и каким долгим был его путь к счастью.

Любопытные факты

Место рождения: Москва, Россия

Любимый город: Санкт-Петербург

Любимый фильм: «Схватка» (1995 г.) с Робертом де Ниро и Аль Пачино в главных ролях

Любимая цитата: «Больше всего в своей работе я ценю возможность жить чужими жизнями и никогда не платить за это». (Роберт де Ниро) 

Сейчас читает:  «Искусство актерского мастерства» Стеллы Адлер – одного из самых известных театральных педагогов в американской истории

Плохая привычка: Я слишком  привязываюсь к некоторым вещам и пользуюсь ими чересчур долгое время

О чем нужно помнить в жизни: Жизнь как река. Когда она течет быстро и гладко – все хорошо. Однако иногда на пути попадаются горы. Река всегда их обойдет. Жизнь подбрасывает нам испытания и чинит препятствия, но несмотря на это, всегда есть выход. Нужно лишь хорошенько подумать и найти его

Я не могу жить без: Моей жены Виктории и детей:  дочери Мии (13) и сына Максима (7)

Меня вдохновляет: Моя работа медбрата в онкологическом центре. Я забочусь о пациентах на разных стадиях заболевания, с разными видами рака. Я вижу их страдания и каждый раз, выходя из госпиталя и садясь в машину, смотрю по сторонам и не понимаю, чем озабочены люди вокруг. Они ругаются по поводу парковки, ссорятся с родными из-за денег – все это мелочи. Работа заставляет меня ценить каждый прожитый миг и наслаждаться им

Работа мечты: Сняться в одном фильме с Робертом де Ниро: он мой кумир. Меня вдохновляет, как он работает и вживается в роли. Я бы хотел уметь так же. Когда он получает сценарий, то закрывается в подвале, надевает костюм своего героя и репетирует. Ему туда приносят еду, и он проводит в этом подвале недели, вживаясь в образ. Это невероятно!  

Чтобы стать актером, нужно родиться с определенными качествами или их можно постепенно развить?

Многие могут не согласиться, но я не думаю, что для этого необходимо иметь какие-либо качества от рождения. Да, есть прирожденные актеры, которым не нужно много практиковаться. То же самое с режиссерами. Стивен Спилберг никогда этому не учился. Он прирожденный режиссер. Однако я верю, что каждый может стать актером – все дело в режиссере.

Как вы заставляете себя заплакать в процессе игры?

Чтобы изобразить нужную эмоцию, большинство актеров вспоминают о смерти кого-то из близких или о каком-то ужасном происшествии из своей жизни. Мне кажется, это неправильно, поскольку таким образом они возвращаются в неприятные моменты прошлого. Я обычно думаю о чем-то, что сильно бы меня расстроило в будущем. Например, представляю, как бы я себя почувствовал, узнав о смерти  матери. Так как этого еще не случилось, и моя мама жива, мне легко потом снова прийти в себя. Я не могу притворяться – это выглядит неестественно. Нужно уметь плакать так, чтобы окружающие тоже не смогли сдержаться. Я стараюсь найти правильный момент, когда нужно заплакать, и потом суметь вернуться в нормальное состояние. Ведь после этого нужно прийти домой и улыбаться родным – когда у тебя дети, нельзя позволять неприятным мыслям брать верх.

 

 

Складывается ощущение, что это очень эмоциональный процесс. Как вы справляетесь?

Важно найти баланс. Многие знаменитые голливудские актеры неделями не могли отойти от роли после окончания съемок, оставаясь мысленно в оболочке своих персонажей. Я понял для себя, что нужно научиться вовремя выйти из образа, и, если удается правильно подобрать этот момент, то можно спокойно плакать, убивать, смеяться, а потом, как только режиссер кричит: «Снято!», персонаж мгновенно исчезает, а ты снова становишься самим собой.

Расскажите о своем прошлом. Где вы выросли?

Я родился в Москве и до шести лет рос на Урале, где жил с бабушкой и дедушкой. Затем мы переехали к моему папе в Молдавию, где я оставался до окончания школы. Потом вернулся в Пермь, чтобы изучать медицину. Я всегда знал, что хочу быть доктором. Вскоре родители сообщили, что переезжают в Израиль, и я попросился с ними: знал, что там для меня будет больше возможностей. Однако когда мы переехали, я понял, что продолжать обучение не совсем целесообразно, так как меня соглашались принять лишь на второй курс, а я к тому моменту изучал медицину уже четыре года. Мне не хотелось терять столько времени, так что я решил сразу начать работать и в итоге устроился переводчиком в российский цирк.

Как вы туда попали?

Это забавно, потому что я знаю нескольких людей, которые бежали из цирка в то время, чтобы быть подальше от Советского Союза, а я наоборот туда устроился. Российский цирк тогда был в Израиле с гастролями, и я поинтересовался о наличии вакансий. Мне ответили, что нужен человек, который мог бы помогать наводить порядок и готовиться артистам между представлениями. Через пару дней директор попросил меня сходить с ним в банк, и с тех пор какие только роли я ни выполнял – переводчика, уборщика, клоуна. В течение полугода я был частью цирковой труппы:спал в вагонах, рядом с лошадьми, вместе со всеми артистами. Однажды из цирка сбежал тигр, и нам пришлось его ловить. Было очень весело. 

А после цирка…

…Меня призвали в армию. Я прослужил два года в пехотной бригаде «Голани», откуда уволился в звании сержанта. Было тяжело, но я многое узнал о выживании. В то время в «Голани» было много русских. Местные нас недолюбливали, и нам приходилось доказывать им, что мы заслуживаем защищать страну так же, как и они. Со временем они поняли, что могут на нас рассчитывать, и мы даже учили других еврейских ребят русскому языку. Я до сих пор поддерживаю связь с моими сослуживцами.

 

 

Как вы познакомились с женой?

Мы познакомились в городском бассейне, в теплый летний вечер города Тель-Авив. Она приехала с нашей общей знакомой. С того момента как я ее увидел, я знал, что она станет моей супругой. Уже через месяц я купил кольцо – просто чувствовал, что это правильный шаг. Я показывал это кольцо каждой девушке в моём отделении, спрашивая, нравится ли оно ей (смеется). У меня не было денег на бриллианты, но я знал ее вкус. Через три месяца я сделал ей предложение. По еврейской традиции, как хороший мальчик, я поехал к ее родителям и попросил руки их дочери. Все было по старой классической схеме: я увез ее на выходные и подбросил кольцо в бокал с шампанским. 

Что привело вас в Австралию?

Моя карьера развивалась. Я стал заниматься клиническими исследованиями и работал в онкологическом отделении крупнейшего медицинского центра в Тель-Авиве. После окончания университета жена захотела углубиться в психиатрию и специализироваться на пищевых расстройствах. Мы оба хотели уехать за границу и продолжать заниматься медициной. В Израиле было очень дорого жить. Мы решили временно уехать куда-нибудь, чтобы там поработать, накопить денег, а потом вернуться и купить дом. Это был 2001 год. В Америку я не хотел, так как не было желания ввязываться во всю эту политику. Сначала мы хотели поехать в Канаду, но нас останавливал языковой барьер (французский язык). Теща посоветовала Австралию. Мы подали документы и вскоре получили студенческую визу на четыре месяца. Я с самого начала знал, что в Мельбурне будет больше всего возможностей для медработников. Я окончил курс, который длился несколько месяцев, а потом знакомая сказала, что слышала о вакансии в одном месте и спросила, не хотел бы я пойти на собеседование.

Я никогда в жизни не бывал на собеседовании. Мне предложили работу прямо на месте. Шесть месяцев спустя мы с женой подали документы на оформление вида на жительство по программе квалифицированной миграции. К моменту подачи документов у нас обоих была хорошо оплачиваемая работа – мы оба были медработниками. Так что все сложилось довольно быстро.

Каким было ваше первое впечатление об Австралии?

Первое, что запомнилось, – это улыбающиеся люди. Когда мы только прилетели, на паспортном контроле мою дочь Мию без остановки рвало. Я помню приветливое лицо работника таможни (особенно в сравнении с теми же работниками в Израиле и других странах). Она улыбнулась, подошла к нам и помогла; сказала, что постарается все сделать как можно быстрее, чтобы не задерживать нас. Сейчас я, конечно, уже вижу, что люди и здесь встречаются разные, но в большинстве своем австралийцы очень дружелюбные. Они всегда стараются помочь, а если у них не получается, то пытаются найти кого-нибудь, кто сможет это сделать. Очень приятная культура.

Как вы в итоге оказались в Мельбурне?

Мы поехали в Новую Зеландию для получения новой визы. Вернувшись, занялись поиском дома и в первую же субботу посмотрели семь или восемь домов, потом на следующих выходных еще шесть. Жена сказала, что очень устала, так что я поехал посмотреть еще один уже без нее. Как только я увидел этот дом, то сразу же сказал, что покупаю его и выдвинул цену. Помню, когда вернулся домой, моя жена, Вика, стала расспрашивать, проверил ли я то, проверил ли это. Я ответил, что нет, и попросил просто поверить мне: у меня было чувство – это наш дом. На следующий день жена сама поехала посмотреть на него и, когда она вернулась, была моя очередь расспрашивать, все ли она посмотрела и проверила. И жена ответила теми же словами: у нее тоже было чувство, что этот дом – наш. Так что мы сразу же его купили, и это, возможно, было самым мудрым поступком в нашей жизни.

 

Photo credit: imagesbyraphael.com

 

Что было самым сложным при переезде в Австралию?

Для меня это вторая иммиграция: тяжело снова все бросать и начинать сначала. Но было одно преимущество – нас ничто не держало. На тот момент жена и двухлетняя дочь были самым важным, что у меня было. Больше всего мы переживали по поводу поиска новых друзей и людей, которым мы сможем доверять. Мы боялись, что не сможем обрасти надежными друзьями и знакомыми. Но получилось так, что через какое-то время наши знакомые тоже переехали в Австралию из Израиля, и мы стали близко общаться. Через них мы познакомились с другими людьми, и в итоге у нас получилась большая компания русских друзей. Нам, наверное, повезло, по сравнению с некоторыми другими.

Вас всегда интересовало кино?

Я всегда интересовался этим – с раннего детства, еще живя в России. Я никогда не учился актерскому мастерству – все получалось естественным образом. Мне просто нравилось играть, любил находиться на сцене. В юности я хотел профессионально играть в футбол и быть вратарем. Это мечта каждого мальчишки. Я играл в футбол на протяжении тридцати лет, в том числе больше года после переезда в Австралию. Потом начал заниматься мини-футболом, пока не получил травму, и тогда жена сказала, что хватит, и что мне стоит найти другое увлечение. Так я вернулся к актерскому мастерству.

Потом я вступил в театральную группу Славы Миллера. Он поэт и продюсер, основавший один из первых русских театров в Мельбурне. Он тоже приехал из Израиля, поэтому все, о чем он писал, было мне хорошо знакомо. Это было очень здорово, так как там я познакомился с Еленой Михайловой, режиссером Русского драматического театра Мельбурна, где я провел три с половиной года. Она и сейчас мой педагог. Другой замечательный преподаватель актерского мастерства – Дмитрий Пронин из Драматической студии им. Чехова, где я учился актерской игре пару лет.

 

Как вы получили первую роль в кино?

Совершенно неожиданно – к нам в студию пришел молодой режиссер Эриель Клейман и сказал, что собирается снимать кино. Он был начинающим режиссером и заканчивал Викторианский колледж искусств при Мельбурнском университете. Он хотел снять фильм на русском языке, действия которого происходят на подводной лодке. Выставить русских в дурном свете не было его целью: он просто хотел показать неподдельные эмоции.

Представляете, каково это, быть запертым в маленькой темной комнате на три месяца? Эриель сказал, что только русские способны на выражение таких сильных эмоций. Кастинг был очень жесткий: из тридцати кандидатов я, в итоге, получил главную роль. Через три месяца начались съемки. Было потрясающе. Это была первая картина, в которой я снялся. Фильм был короткометражным, назывался «Глубже, чем вчера» и длился  всего треть часа. Он получил более 25-ти международных наград, включая две награды в Каннах в 2010 году, и даже был номинирован на премию «Оскар» в 2014 году. Ленту несколько раз показывали в Москве и Санкт-Петербурге, однако потом запретили, что вызвало некоторые разногласия. Многие не поняли суть фильма – показать, как люди ведут себя, когда они на пределе. Фильм был воспринят как попытка выставить русских злыми и агрессивными.

 

 

 

Этот фильм поменял вашу жизнь каким-то значительным образом?

Все говорили, что эта удостоенная награды картина будет большим прорывом, и что у меня после этого даже появится агент. Но я никогда не думал о карьере актера в качестве основной профессии. Мне действительно нравится этим заниматься. Это моя страсть. Я бы никогда не бросил  медицинскую карьеру – она для меня на первом месте, а уже потом актерская деятельность. Недавно у меня и правда появился агент – кастинговая компания MCP. Однако я и так знаю достаточно людей в сфере кинематографа в Мельбурне, чтобы никогда не сидеть без дела и не ждать звонков от агентств с сообщениями о кастингах и прослушиваниях.

В каких жанрах вам нравится играть больше всего?

Я очень люблю драму, эмоциональные моменты без диалогов. Мне они импонируют, потому что люди обычно видят меня в качестве «плохого» персонажа в фильмах. Я заметил одно большое отличие: в Голливуде они очень часто используют нерусских актеров для русских ролей. В итоге получается ужасный акцент. В Мельбурне, на мой взгляд, стремятся к большей правдоподобности.

 

Photo credit: imagesbyraphael.com

 

Каково это, пытаться покорить австралийскую киноиндустрию русскому человеку?

Я играл итальянцев, греков; в одном фильме я даже сыграл сирийского полковника. То есть, да, в основном, мне достаются роли, в которых уместно звучит мой русский акцент. Один английский преподаватель актерского мастерства даже порекомендовал не менять его, поскольку это моя «фишка» – отличительная черта. В полнометражных картинах и сериалах я всегда буду играть плохих парней.

Именно поэтому я участвую в съемках, проводимыми студентами, начинающими создателями фильмов. Там мне достаются разные роли в разных жанрах – комедия, драма, мелодрама. А после окончания своего обучения эти студенты становятся профессиональными продюсерами и режиссерами, так что в ближайшие несколько лет у меня появятся новые связи. Я не воспринимаю это как способ заработать деньги – для меня важно получать удовольствие от того, чем я занимаюсь. С тех пор как я начал сниматься в Мельбурне, я встретил огромное количество замечательных людей, с некоторыми из которых мы очень подружились.

Какая разница между игрой в театре, кино и сериалах?

Некоторые актеры театра, начиная сниматься в кино, сильно переигрывают. Не забывайте, что на сцене нет дублей. В кино можно переснять, пробовать еще и еще, и так пока не получится желаемый результат. Я лично предпочитаю театр. Если бы я мог играть только в театре, так бы и сделал. Проблема в том, что не хватает времени. Я очень люблю свою работу в госпитале:всегда говорил себе, что, даже выиграв в лотерею, я бы не ушел с работы. Я бы пожертвовал деньги госпиталю, чтоб его расширили. Я люблю помогать людям.

Что в ваших ближайших планах?

Сейчас я пишу сценарий. Только что закончил наброски для короткометражного фильма, который будет на русском, и собираюсь перевести его на английский. Это история о юноше, у которого есть фетиш – обувь. Сейчас я также участвую в подготовке полнометражного фильма Лиэнн Кэмпбелл Twisted (где я буду говорить с американским акцентом) и картины Гэри О’Тула «Убийство Люцифера» (в котором я буду играть восьмидесятилетнего отца главного героя). В течение следующих пяти лет я бы хотел принять участие в крупном проекте: сыграть роль второго плана или роль, которая включает в себя диалоги, в каком-нибудь большом кино. Я постоянно читаю автобиографии, смотрю фильмы, учусь и стараюсь расти и развиваться как личность.

 

Чем вы больше всего гордитесь?

Тем, что встретил мою жену. Я многому научился у нее. Она мой лучший друг и, возможно, самое важное, что у меня есть. Она не самый простой человек, мы много ссоримся, но никогда не ложимся спать до того, как обо всем не поговорим и не извинимся друг перед другом. Мы всегда улыбаемся по утрам, неважно, что произошло между нами накануне вечером. И мы понимаем друг друга. Это, наверное, самое главное.

 

Photo credit: Edwin Tuazon photography

 

Что, по-вашему, делает человека по-настоящему счастливым?

Вера в себя. Если вы верите в себя и занимаетесь тем, что нравится, однажды начнете вдохновлять других. Я никогда не сижу без дела. Люди смотрят на меня и берут пример. Это делает меня счастливым. Негативные эмоции вспыхивают, как огонь. Счастья добиться сложнее, над ним нужно поработать.

Leave a Reply

Your email address will not be published.