0   3
1   5
0   7
0   12
0   12
1   9
1   12

Не лыком шит или Особенности русского костюма

Современная мода все чаще обращается к традиционным народным узорам, но мало кто знает, что в прежние времена орнамент вышивки служил своеобразной этнографической книгой, раскрывающей загадку происхождения, рода деятельности и социального статуса хозяина.

В последнее время стало популярным обращение к этническим мотивам русской культуры. В России исторические реконструкции привлекают внимание своим колоритом и профессионально сшитыми изделиями под старину. В интернете запросто можно найти около сотни школ традиционной росписи и вышивки, а также информацию о слетах и праздниках для любителей национального костюма. Архаичная одежда, которая, казалось бы, должна занимать почетное место в музеях, а не в гардеробах, обрела второе дыхание в XXI веке.

Шутка ли писать о своих корнях и историческом наследии, находясь за тысячи километров от географического места рождения? Да и зачем? Кому в Австралии может пригодиться традиционный русский костюм с его двенадцатью юбками, понёвой, душегрейкой, кичкой, сорокой и епанечкой, и что из этих слов останется в памяти иммигрантов спустя четверть века?

А помните это:

«Пускай меня объявят старовером,
Но хуже для меня наш Север во сто крат 
С тех пор, как отдал все в обмен на новый лад – 
И нравы, и язык, и старину святую, 
И величавую одежду на другую 
По шутовскому образцу».

«Горе от ума», А. С. Грибоедов

В XIX веке А. С. Грибоедов вложил в уста Чацкого скорбь по традициям, оставшимся в прошлом, и к одежде это имело прямое отношение. Весь период до конца правления Рюриковичей национальное одеяние было принято повсеместно и всесословно. Образец русского платья – сарафан и рубаха – как считают историки, сложился к XII веку. Его носили и крестьяне, и бояре. У последних, разумеется, кафтан был расшит богаче и из более дорогой ткани, но фасон оставался общепринятым: многослойный подпоясанный чехол.

 

Ivan Argunov [Public domain], via Wikimedia Commons from Wikimedia Commons

By Anonymous Russian painter (1670s-1917) Public domain image (according to PD-RusEmpire) (https://vk.com/photo-4367359_275160916) [Public domain], via Wikimedia Commons from Wikimedia Commons

Пояс как раз считался очень важным элементом в костюме и наравне с нательным крестом служил символом веры. Поэтому, про иноверцев-татар на Руси говорили, «Ходит как татарин: без креста, без пояса». Благодаря этой поговорке понятно, что христианское вероисповедание сопровождают крест и пояс. А выражение «совсем распоясался» обретает более глубокий смысл и оттенок бесноватости. И действительно, чаще всего мы адресуем его непослушному ребенку, добавляя, «как бесенок».

 

 

 

Один элемент костюма мы разгадали. А что дальше?
А дальше, с приходом Петра, всем высшим сословиям запретили не только бороды, но и исконно русскую одежду носить. На крестьян эти правила не распространялись, и они продолжили облачаться в привычные длиннополые платья, что отложилось в историческом образе традиционного костюма как одежды крестьян. Одежда была своего рода этнографической книгой, прочитав которую, знающий человек мог определить происхождение, род деятельности, возраст и социальный статус другого.
Крой и узоры костюма различались не только по уездам, но дробились на более мелкие единицы – деревни и села, поэтому распознать свояка не составляло труда. Но такое «книгочтение» сохранилось до середины XIX века, когда считывать узоры и орнаменты учили бабки, собирая в избах молодежь. Утраченные знания восстанавливали искусствоведы и историки.

 

Лобачев Владимир

 

Историк-этнограф Б. А. Рыбаков отмечал, что южнорусский костюм представлял некую картину мироздания, где каждый ярус одежды, начиная с нижнего, был покрыт символами Вселенной:
«…Нижний, земной ярус одежды покрыт символами земли, семян и растительности, у верхнего края одежды мы видим птиц и олицетворение дождя, а на самом верху все это увенчано ясными и бесспорными символами неба: солнце, звезды, семь фигур, обозначающих созвездия, птицы, солнечные кони и т. д.»
О разнообразии орнаментов в русской вышивке написано немало, но особое внимание уделяется использованию ромбов и ярги (крючковатого креста, известного как свастика). В славянской культуре эти две фигуры символизировали плодородие. Исследователь русского костюма П. И. Кутенков связывает физиологический возраст женщины с орнаментом ее одежды: «Горизонтально расположенные ряды-ярги образуют своеобразный солнечно-космический календарь жизни». Исследователь рассказывает о периодах ношения понёвы: «Впервые понёву – добрую, красивую сряду об 11-ти яргах – молодая женщина надевала на свадьбу. С этого момента невеста становилась «бабой» и уже не снимала понёвы до конца своей жизни. В чадородный период женщина носила понёвы об одиннадцати, девяти, семи и пяти яргах».

 

By shakko [CC BY-SA 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0)], via Wikimedia Commons

By shakko, [CC BY-SA 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0)], via Wikimedia Commons


Марии Буряковой, преподавателю по народному костюму и вышивке, повезло попасть к «живой истории» русский традиции, старенькой бабушке в русской глубинке, во время этнографической экспедиции с фольклорным коллективом «Дербеневка». С этой встречи и началось ее собственное творческое путешествие в мир народного костюма.

«Я увидела всю красоту костюма, крой, украшения. Мне стало очень интересно разобрать и понять, как это создавали мои предки. Потом, как-то само собой, мне захотелось носить длинные юбки, иметь свой костюм».

 

By shakko, [CC BY-SA 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0)], via Wikimedia Commons from Wikimedia Commons


Посещая мастер-классы и курсы по истории костюма, собирая знания из разных школ и регионов, Мария вскоре смогла организовать собственные занятия, где рассказывает и учит ручному шитью традиционного костюма:

– По моей практике, костюм можно сшить за два месяца. Женский состоит из трех частей – рубахи, сарафана и фартука. Если не учитывать головные уборы, обувь и украшения, это будет тот минимум, который девушки успевают выполнить за восемь занятий. Если есть навык шитья, то все очень быстро схватывается.

Костюмы разнообразны, но в широком смысле их можно разделить на Северный и Южнорусский. Если провести горизонтальную линию на уровне Москвы, получится примерная граница этих школ. Северный – немного попроще, с рукавом в три четверти и фартуком от пояса. У южного есть верхняя часть фартука – красивая кокетка, которая делает южнорусский образ более закрытым. Я провожу мастер-классы по вышивке, где главное – освоить технику, а потом уже можно тренироваться дома.

 

Besaleks (Own work) [CC0], via Wikimedia Commons from Wikimedia Commons


В каждой деревне были приняты свои принципы вышивки. Представьте молодую девушку, берущую за образец костюм своей мамы или бабушки. Она старается повторить все завитки, но, как и в любом искусстве, художник добавляет что-то свое. Так и в вышивании – швея хотела что-то улучшить, сделать более современным, чтобы быть первой красавицей на деревне. Конечно, эти отступления не были настолько значительными, чтобы видоизменить костюм, но можно проследить появление новых орнаментов в пределах одного поселения.

Мария считает, что главными студентами на ее курсах являются молодые девушки, которые интересуются своими традициями и шьют для себя.

– В Москве, где я проводила курсы, становится более популярным обращение к этнографии. Есть клубы по интересам для любителей фольклора. Есть места досуга, куда можно пойти в народном костюме, например «Вечерки», где поют и исполняют народные танцы. Проводятся танцевальные флэш-мобы, приглашаются специалисты по народному творчеству, играм, песням. И народу интересно участвовать в подобных событиях. Я это называю генетической памятью, когда ты проникаешься культурой, заложенной в тебе предками, чувствуешь родство с землей и традицией и хочешь узнать побольше о своих корнях.

По мнению Марии, экспедиции, которые устраиваются этнографическими клубами в деревни и села, помогают молодежи узнать о своей культуре из первых уст.

Современная мода диктует стиль с использованием фольклорных и этнических мотивов. Дизайнеры создают образы, сочетая разные народные орнаменты, силуэты и украшения. Возможно, из-за этого страдает истинный образ народного костюма, но одновременно, исконная культура обращает на себя внимание молодежи, говоря на ее языке.

 

Credit: HUANG Zheng/Shutterstock.com

 

Некоторые идут еще дальше, постигая традиции и перенимая ручной опыт. Они создают новые тенденции забытого в советское время ретро-стиля. Это и называется преемственностью, которая, перескочив через три поколения истребления культурной памяти и однообразной одежды Советского Союза, нашла своих последователей в XXI веке.

Leave a Reply

Your email address will not be published.