1   5
1   1
0   5
2   6
2   5
0   4
7   16

Галопом над Австралией

Изучать современную историю Австралии отдельно от истории лошадиных скачек – все равно, что отмечать Масленицу без блинов, а Новый год без шампанского – скучно и не понятно, зачем все собрались. Жаркие события, происходившие на ипподромах, конюшнях, в букмекерских конторах и частных домах – настоящие индийские специи к весьма предсказуемой, и от этого пресноватой, истории австралийского континента после прибытия на него европейцев. Арчер, Карбайн, Фар Лап, Питер Пэн, Макаби Дива и конечно Черная Икра – герои, которые не просто дополняют, а галопом делают засечки на биографии нации.

Посмотрите на любой период истории: освоение и исследование материка, европейские поселения, Золотая лихорадка, Великая депрессия, мировые войны, – ключевые фигуры каждой эпохи будут непременно фигурировать на Флемингтонском ипподроме. В доказательство значимости скачек для австралийской культуры в тестирование на получение гражданства включен вопрос о звездной лошади Фар Лап.

Сидней. 1788 год

Первые поселения в Сиднее складывались не из самых благополучных представителей общества. Малообразованные бывшие заключенные, прибыв на этот далекий от их родного дома участок суши, ошалели от свободы. Здесь их собственные авторитет и желания превратились в доминанту; над ними не довлело всевидящее око британских монархов, они практически были свободны, и единственное, что сдерживало их волю, это океан. В 1788 году вместе с первыми европейцами на австралийский континент прибыли невиданные здесь ранее четвероногие смертоносные животные, такими лошадей считали аборигены. Упиваясь новой жизнью, эти приехавшие босяки, ставшие прообразами первых «буш-хантеров», гонялись на лошадях по неизведанным территориям, вздымая пыль австралийской сухой земли, словно в насмешку над своим британским прошлым, в котором скачки считались спортом исключительно королей и элиты. В цивилизованную форму скачки в Австралии постарается превратить генерал Лаклан Маккуори, «Отец Австралии», так высечено на его могиле за вклад в австралийскую культуру на первых этапах ее формирования. По его собственным наблюдениям, колонию за 30 лет стали населять оборванцы, для которых не существовало законов, сводов правил, общественных институтов. Их главными спутниками были азартные игры, ром и драки. Таков был образ первых австралийцев, который также переняли на себя первые скачки, состоявшиеся в 1819 году в сиднейском Гайд Парке. Именно здесь стали собираться любители быстрой езды и возможности дополнительного, пусть и нелегального заработка (в целях примерного воспитания будущей здоровой нации азартные игры были запрещены). Уильям Уэнтуорт, экспедитор, поэт и политик, вовремя увидел, что скачки несут в себе необходимую для разрозненного и опустошенного населения объединяющую силу, и в 1825 году открыл первый «Сиднейский Скаковой клуб» в Австралии. В отличие от британского, куда приходили лорды во фраках, его целевая аудитория носила потертые рабочие штаны на подтяжках, пыльные дырявые ботинки и говорила на диалекте, не знакомом большинству английских леди. Символический членский взнос позволял практически любому жителю получить свою порцию «культурного досуга». Недостатка в членах клуба не было.

 

 

Культурная столица

Но не все европейцы решили остаться, в Сиднее и к 30-м годам 19-го века колонизаторы достигли порта Филипп в Мельбурне, где первым делом, соорудив трибуны из телег и обозначив линию финиша вешалками из-под одежды, провели свои скачки. Самым ходовым товаром был ром, поэтому он с удовольствием принимался в качестве оплаты ставок и выигрышей. Мельбурну едва исполнилось 5 лет, когда в 1840 году впервые скачки прошли на ныне всемирно известном ипподроме Флемингтон. С тех пор ипподром не пропустил ни одного года без лошадиных скачек. Здешнее население изначально отличалось от жителей Сиднея. Мельбурнцы были людьми, познавшими на себе все прелести австралийского золота. Попробовав вкус денег, для многих ранее неизвестный, вскруживший им голову, они стали позиционировать себя как нувориши, а может, как российские малиновые пиджаки 90-х. Они решили привлечь в свой город все культурные сливки, высокий уровень развлечений и привнести невиданную в Сиднее изысканность вкуса. Именно мельбурнцы стали уделять внимание чистоте породы лошадей, завозя английских чистокровных скакунов для разведения. Кичившись своими стандартами стиля, они внесли вклад в зачатки культурного развития на континенте. В деле скачек им, естественно, тоже хотелось чего-то более амбициозного, чем в Сиднее.

 

Кубок Мельбурна

Надо сказать, их затея полностью реализовалась, за 150 лет Кубок Мельбурна стал одним из самых престижных в мире соревнованием на дерновом покрытии. В организации Кубка Мельбурна и проявились основополагающие черты австралийского общества: равенство и демократия. Казавшаяся провальной идея с уравниванием веса соревнующихся, гандикап (handicap racing), наоборот, добавила еще больше азарта, тем самым превратив этот вид скачек в массовый спортивный интерес. По иронии судьбы и в назидание тщеславным мельбурнцам, первый Кубок, состоявшийся в 1861 году, выиграл сиднейский жеребец Арчер, который навсегда вошел в историю не только скачек, но и всей страны. И хоть в первый вторник ноября 1861 года жители Мельбурна погрузились в отчаяние, но оно было недолгим, потому что красавец Арчер стал настоящим национальным героем, своей победой доказав, что все колонизаторы теперь граждане одной страны. Его трофеем стали 170 фунтов и золотые часы, иметь которые для австралийцев считалось роскошью. Сегодня у Кубка Мельбурна самый высокий призовой фонд в 6 миллионов долларов и еще 175 тысяч трофейных денег. Больше можно выиграть только на Кубке Японии – 6,7 миллионов и на Мировом Кубке в Дубае – 10 миллионов, но на этих состязаниях искусственные покрытия.

 

 

Звездные лошади

Арчер олицетворял победу над невзгодами, вызванными новой жизнью на чужой земле; эта звездная лошадь принесла спокойствие и радость и надежду на доброе будущее. Так у австралийцев и поведется, что скачки всегда будут ассоциироваться с верой в победу добра над злом. Потом появятся новые герои, рекорды и заоблачные выигрыши, каждый из которых настоящий австралиец знает без подсказки Гугла. Когда страна боролась с первым экономическим кризисом конца 19-го века, и в каждом штате проходили забастовки рабочих, Карбайн неустанно ставил новые весовые, временные и скоростные рекорды, поднимая национальный дух. Во времена Великой Депрессии у всех на устах было имя Фар Лап, который, казалось, вопреки всем сложностям, творившимся в обществе, скакал себе, что есть силы, вынося страну из этого болота безработицы. Лошади, тренеры и жокеи были кумирами, которым приносились в жертву последние сбережения, в надежде, что их звездная магия покорит Флемингтонский ипподром и обогатит играющего.

 

Настоящий австралиец

Здесь говорят, если ты ни разу в жизни не ставил на лошадь, то ты не австралиец. Родители приучают детей с рождения делать ставки и смотрят с ними скачки. Еще не так давно в день Кубка Мельбурна учителя могли включать трансляцию скачек вместо урока. «Это было настоящее мероприятие, – вспоминает Валери Тернер, за 50 лет не пропустившая ни одной национальной скачки без ставки,  – отец забирал меня с уроков, и мы шли вместе в бар, где транслировали скачки». Поскольку выходной в день Кубка принят только в штате Виктория, в остальных частях Австралии люди традиционно уже берут больничный и, как один из вариантов проведения этого дня, организуют Melbourne Cup Party, куда, как и на настоящие скачки, приходят в экстравагантных нарядах и шляпках болеть за своих любимчиков.

 

 

Будучи последним континентом, на который завезли лошадей, Австралии удалось стать второй страной в мире после США по количеству проводимых скачек в год и третьей по суммарному призовому фонду, здесь она ноздря в ноздрю идет с Японией и США. Сегодня это самый крупный поставщик чистокровных лошадей для мировой индустрии скачек, про которые в своей книге «Австралийская Легенда» написал историк Рассел Уорд, что они однажды «пробежали через самое сердце австралийцев»… 

Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала Ирине Буш и Валери Тернер, заводчицам лошадей.

 

Факты о скачках

Сердце Фар Лапа оказалось в два раза больше нормы – 6.2 кг. Оно хранится в музее Канберры, скелет лошади в Веллингтоне, а его чучело в Мельбурне.

Барт Каммингс или Король Кубков – величайший тренер, выигравший 12 Кубков Мельбурна за свои 50 лет карьеры, не считая свыше тысячи побед в других соревнованиях.

«Дело Гладкого Хлопка» – скандал 1984 года, когда тренер, в неудачной попытке провести махинацию с выигрышем, перекрасил гнедого коня в рыжий. Краска легла неровно и обман стал очевиден.

Лучшей скаковой лошадью в мире за сезон 2012-2013 года признана Черная Икра. А сводный брат Черной Икры считается самой дорогой австралийской лошадью, проданной за 4 миллиона долларов в 2013 году.

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published.